• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:33 

Никому!
не хочу говорить,
что ты чище,
............чем небо,
что ты ярче!
............чем звёзды,
нежнее
............цветков эдельвейса!
Пусть все верят,
что ты
............лишь "герой",
что любовь твоя -
.................небыль,
что ты хворост души не поджёг,
не шептал мне:
"Согрейся!"

Пусть все думают,
...........мы потерялись
в игрушечном мире,
не вдвоём,
не стоим, друг на друга молясь,
...........на коленях,
что наколото сердце на сталь
стихотворной рапиры,
пусть никто!
не уверен
...........в творящихся в нас переменах!

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! -
эхом! -
неистовый солнечный ветер
отпускает драконов, томящихся в клетках,
на волю!
............
"Я люблююююююююююююююююююююю!"

Пусть никто!
.........кроме Бога и нас,
не заметил,
как взлетали вдвоём,
разбежавшись
по снежному полю...
запись создана: 25.10.2009 в 12:18

22:31 

Не ревнуй меня к ней, к нашим редким ночным прогулкам,
к голосам и намекам, связанным рифмой в шаль,
просто мы с ней похожи, как темные переулки,
по которым бродит отчаянная душа.
Просто мы с ней совпали, как будто давно и верно –
так становятся явью обрывки шального сна…
Не ревнуй меня к ней, дорогая, не порть мне нервы.
Просто чувствуй меня – так пронзительно, как она.

22:28 

Я хочу заболеть.
Очень сильно. А лучше - смертельно.
Чтобы видеть твой страх.
Чтоб тобой завладеть безраздельно.
Таять воском. Песком
Уходить сквозь любимые пальцы,
Чтобы, жаждой влеком,
Ты не мог от меня оторваться.
Чтоб, тоскою томим,
Ты не мог на меня наглядеться.
Чтобы взглядом одним
Поражать тебя в самое сердце.
Чтоб меня на руках
Ты качал, от бессилия плача.
Чтобы видеть твой страх...
Я хочу на подушках горячих,
Разметавшись в жару,
Утопая в багровом тумане,
Обещать: не умру.
А потом - не сдержать обещанья...
Ускользнуть, улететь,
Пасть в разверстую пасть пустоты...
Я безумно боюсь не успеть
Сделать всё это раньше, чем ты.

23:08 

Все привыкли, что кошки – грациозные существа.
И уходят, когда захотят «по своим/непонятным/ делам».
А я думаю, ищут тех, кто возьмет кулаком по столу
И уверенно скажет: «Темно. Никуда не пущу одну».
Про таких одиноких и гордых слагают легенды:
«Им ничто ни по чем. Им бы вытрепать нервы»,
А на самом же деле не все кошки где-то гуляют,
Их ведь нужно любить, почему-то не все это знают.
Кажется, нету на кошек управы.
Так и ходят, осанку гордо подняв свою.
Вот такие у женщин и кошек нравы,
Что уходят от тех, от кого не услышат «люблю».

23:39 

Если бы ты была моим деревом,
Я бы удивлялся тебе так искренне и нелепо,
Что наверное привлёк бы внимание обественности своим выражением лица.
Они бы кричали глупый, глупый,
Посмотрите в его зрачки,
Они широки, как родина и черны, как дыра.
Так я бы поливал тебя каждый жаркий июльский день,
Когда редко бывают дожди,
Целовал твою кору,
Слушал бы твой невооброзимый шелест,
И уши мои разростались до розмеров слоновьих.
Я махал бы ими словно огромными желтыми зонтами
И взлетал бы от невероятной тоски...
Тоски. Тоски от ого, что я ведь не дерево,
И всё что я могу -
Слушать твой шлест, наблюдать за тем,
Как в тебе протекает жизнь,
И разделять её с помощью своего круговорота воды в природе.
Я могу дружить с такими же каменорезами, как и я,
говорить с ними о том, как вода точит камень,
знать их изнутри полностью,
И от того не трепетать перед ними.
И лишь в едином с тобой становиться тем,
Кем не можешь случиться один,
Как гениальный художник Гойа,
Ибо все мы дружим с подобными себе,
А любим другое.

22:52 

Наваждением, чертовщиной,
Переписанным напрочь будущим,
Ты пришел - лучший в мире мужчина,
Беззаветно любимый и любящий.

Нежной, сонно мурлычущей кошкой -
Иль тигрицей, готовой всех в клочья,
Я побуду с тобой хоть немножко,
А потом... а потом - как захочешь.

"Не бывает такого, выдумки..."
- в голове тихо мысли ссорятся...
Чтобы так вот - до первобытного,
до щемящей ночной бессонницы,

Где секунды осенними листьями
Опадают со стрелок шуршащих...
Останавливать время бессмысленно,
Лучше тихо дышать настоящим,

Ощущая, как, болью оплаченное,
Счастье, комнату затопившее,
на груди свернулось калачиком...
Я боюсь даже пошевелиться

12:30 

Ей не страшно к нему: у неё работа, друзья и дом,
она уже и время выкраивает с трудом,
чтобы побродить по развалинам старой жизни.
Надо съездить в книжный, купить пальто,
и сходить туда, и придумать это, и сделать то.
Но она всё откладывает на потом,
и не думает даже, что это - признак.

Он спокоен, улыбчив, гостеприимен, -
очевидно, его настиг
тот же самый покой; можно смело наклеить стик
"мой хороший знакомый", "друг";
рассказать, как легко оказалось его простить,
как ей нравится жить одной, как царевне в башне,
как гуляет сама по себе,
как ей нравится этот стиль.

Но, когда он её обнимет,
её вдруг начнёт трясти
мелкой дрожью - как на морозе в одной рубашке.

Ей-то слышно, как стены падают,
в ворота вламывается орда,
как цунами сметает целые города,
как орут сирены и бабы - "пожар! пожар!", как
в Венеции поднимается к крышам домов вода,
как шуршит рукав у маньяка,
предвкушающего удар, -

а она повторяет отчаянно:
да,
да,
да.

00:31 

Этот вирус зовут ностальгия,
Не поможет, увы, интернет.
Просто мы теперь стали другими,
Понимаем, что прошлого нет.

Что нам надо:
По сути - немного
Прикоснуться к тем теплым домам.
Мы с тобой, собираясь в дорогу,
Наше детство оставили там.

Далеко, далеко за морями,
За горами, не виден в дали,
Мир огромный, потерянный нами
На другой половине Земли.

Будут сниться знакомые лица,
Проступая из завтрашней тьмы.
Не сумев увезти за границу,
Нашу юность оставили мы.

Хорошо бы вернуться однажды,
Появиться на белом коне!
Так мечтает, наверное, каждый,
Или это все кажется мне.

Как собрать уцелевшие части?
И забрать их оттуда с собой?
Мне теперь вспоминается часто
То, что не было, может, со мной…

Мы живем совершенно другие
На другой половине Земли...
Этот вирус зовут ностальгия
И лекарство еще не нашли.


Петр Давыдов

00:25 

Мы решили с тобой дружить,
Пустяками сердец не волнуя.
Мы решили, что надо быть
Выше вздоха и поцелуя.

Для чего непременно вздох,
Звезды, встречи, скамья в аллее?
Эти глупые «ах» да «ох»!...
Мы серьезнее и умнее.

Если кто-то порой на танцах
Приглашал тебя в шумный круг,
Я лишь щелкал презрительно пальцем –
Можешь хоть на век с ним остаться.
Что за дело мне? – Я же друг!

Ну а если с другой девчонкой,
Я кружился на вешнем ветру,
Ты, плечами пожав в сторонке,
Говорила потом мне тонко:
- Молодец, нашел кенгуру!

Всех людей насмешил вокруг. –
И, шепнув, добавляла хмуро:
- Заявляю тебе, как другу:
Не танцуй больше с этой дурой!

Мы дружили с тобой всерьез!
А влюбленность и сердца звон...
Да, для нас подобный вопрос
Просто-напросто был смешон.

Как-то в сумрак, когда закат
От бульваров ушел к вокзалу,
Ты прильнув ко мне вдруг сказала:
Что-то очень прохладно стало,
Ты меня обними... как брат...

И обняв, я сказал, ликуя,
Слыша сердца набатный стук:
- Я тебя сейчас поцелую!
Поцелую тебя... как друг...

Целовал я тебя до утра,
А потом и ты целовала.
И целуя, все повторяла:
- Это я тебя как сестра...

Улыбаясь, десятки звезд
Тихо гасли на небосводе.
Мы решили дружить всерьез.
Разве плохо у нас выходит?

Кто и в чем помешает нам?
Ведь ни где же не говорится,
Что надежным, большим друзьям
Запрещается пожениться?

И от ныне я так считаю:
Все влюбленности – ерунда,
Вот серьезная дружба – Да!
Я по опыту это знаю.

11:35 

Я СОБИРАТЕЛЬ, А НЕ ГРАФОМАН :)

Протянешь ей палец- откусит руку. Играя. Без умысла. Не со зла.

Легко и небрежно сметает скуку (какая еще бы вот так смогла?..).

Чудная, хоть это не сразу видно, и ростом - не выше его плеча.

И кто там считал ее безобидной - малышку с замашками палача?
Она не хранит ни имен, ни отчеств,- к чему эти сложности ангелку?

– глядит, как стекает полынь пророчеств на еле рифмованную строку.

Испей-ка напиток ее особый, по вкусу - как хина, по виду – мед.

И жаркое золото высшей пробы ей под ноги солнце все льет и льет,

и облако, пахнущее ванилью, подстрочники сыплет в ее тетрадь.
А ночью она раскрывает крылья, чтоб звезды упавшие собирать.

Спроси – для чего они?- не ответит: мол, женщина, значит, уже права…

и, мысли выбрасывая на ветер, все время просеивает слова.
Любому, кто пламя в строке приметил, она предлагает свои миры, но – слышишь?

- шуршит под ногами пепел всех тех, кто всходил на ее костры.

Приникнет и шепчет у изголовья, мол, ты восхитителен, супермен…

а после - рисует картины кровью твоих, по согласию вскрытых вен.

Она предлагает тебе без визы круизы в безумие-с-головой.

На грани, по лезвию, дерзкий вызов, и тоже, представь себе - только твой.
Она научилась входить без стука, под запах дурманящих диких трав.
И тот, кто ее называет сукой - он прав, между прочим.
Чертовски прав.


Она растворяется в шуме ветра, который уносит ее шаги,

вот вроде бы рядом совсем - полметра, и все же – дотронуться не моги.

Куда, почему? Поведет плечами – терпи уж, так вышло, и все теперь.

И звякнет оставленными ключами прикрытая ею входная дверь.

И солнце покажется вдруг палящим, и даже обыденность бросит в дрожь.

Ты с ней был единственно настоящим. А все остальное - не бред, так ложь…

И что ей не так, сумасшедшей, дуре, ну как это - в клочья, в осколки, в хлам?!.
Ты мир бы скроил по ее фигуре, а ей – все без разницы, пополам!
А, черт с ней, как хочет, никто не помер, травиться и вешаться - не с руки!
И он наберет по привычке номер…
…и сбросит, не вслушиваясь в гудки.


Она потихонечку цедит кофе. Изящно и медленно. По глотку.

И ждет, что на донце проступит профиль того, кто…

…А он по утрам присылал ей розы…и завтрак еще подавал в постель.

Не часто, конечно, ну, так… по средам... (вздохнет, улыбаясь сама себе…)
Она создавала миры из Слова, но что те миры без него, скажи?..

Ответишь? Навряд ли. Чего же ради?
Услышать бы голос…хоть пару фраз…
…Она набирает его, не глядя, запутавшись в цифрах, на пятый раз,

и чувствует - слишком сдавила шею слепая туманная кисея прозрачного шарфика…
Ну, скорее…
«Привет!.. Я соскучился…»
«Да. И я…» (с)

23:52 

Я думала, что главное в погоне за судьбой -
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками, которые видны,
Над скверными задатками, которые даны...

Железными заплатками, волшебною стеной
Должны стоять достоинства, воспитанные мной.
Когда-то я так думала, по молодости лет.
Казалось, это главное, а оказалось - нет.

Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное - чтоб кто-нибудь вот так тебя любил:
Со всеми недостатками, слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами, и склонностью ко лжи,
Считая их загадками, считая их глубинами,
Неведомыми тайнами твоей большой души.
запись создана: 20.10.2008 в 21:14

20:10 

Я считаю минуты… мне день без тебя - словно век...
Как же хочется мне к твоему прикоснуться плечу...
Ты за тысячу вёрст, мой любимый, родной человек.
Твоё имя тихонечко я в полусне прошепчу...

Мы с тобою две птицы, что в небе бездонном парят,
Мы с тобой – две звезды, что сияют в безлунной ночи…
И весенние ветры о нашей любви говорят.
И волшебным теплом нас её согревают лучи...

Знаешь, нет ничего в этом мире превыше любви.
В наших душах и в наших сердцах место есть для неё...
Ты меня извини за невольные слёзы мои…
Не могу без тебя... Я люблю тебя, счастье моё!(с)
запись создана: 10.05.2009 в 21:45

23:13 

09.08.2009 в 22:42
Пишет Пуфистая:

Подари ей цветов. Да, она не носит шелков и шпилек, не пилит ноготки, не дует губки. На ней майка и рваные джинсы, у нее взъерошенная челка и вчера она звала тебя на прогулку по заброшенным катакомбам.

А ты возьми и подари ей цветов. Пусть у нее сердце из стали, а глаза как застывшая лава, движенья стремительны, слова остры и колючи. Она может сказать тебе: "Стоп, тебя занесло", может сказать тебе: "Эй, соберись: чтобы ты - да не смог?" Она свой чувак, ты намертво привык воспринимать ее так и только так, и идея с цветами кажется даже какой-то глупой...

Но ты все-таки подари ей букет - хочешь, роз, а хочешь, простых ромашек. Что с того, что она совсем не проста. У нее в голове лабиринт, у нее на полках книги на языке Уддияны, она встречает рассветы на крышах, а ночами гуляет по Внутреннему Токио. Она говорит с деревьями и пишет стихи рунами. Кажется, будто ее вовек не понять.

Кажется... А ты просто подари ей цветов. Без повода и без подтекстов. Неожиданно, от души.
И ты увидишь маленькое чудо.
Ты увидишь ее другой...(с)

URL записи

21:37 

08.08.2009 в 23:06
Пишет среди пустых небес...:

Холодно...Мне бы сейчас твои руки на плечи..
Мне бы сейчас тишины,пустоты и восторга..
Сладко плескаются в чашке последние встречи,
Тикает время..Туманами тянет с порога...

Холодно..Грустью укутан сегодняшний твидовый вечер..
Мне бы сейчас твоих губ-словно горького перца...
Мне бы сейчас одиночества-было бы легче...
В кофе пять капель рассудка-для слабого сердца..

читать дальше

НЕ МОЁ :)

URL записи

21:36 

Для разных мужчин становилась я новой.
Для первого - дурочкой, чистый наив.
Второму казалось излишне суровой,
А что? Он мурчал надоевший мотив!
Для третьего музой явилась, богиней!
Он даже сваял для меня пьедестал!
Но мне не хотелось быть чьей-то святыней,
А может быть просто меня он достал.
читать дальше

21:32 

Любовь и дружба скованы навек,
Они близки друг другу бесконечно.
Кого - то любит человек,
И другу доверяется беспечно.

Любовь и дружба - первые враги,
Когда их разделяют, ставят выше.
Мы любим, умирая от тоски,
И по друьзьям страдаем там, где оказались лишним...
запись создана: 10.06.2009 в 23:53

22:59 

Мамочка, сколько ж в тебе рыжего!,
Сколько же солнца в твоей шерсти!
Мама, мамочка - можно, я выживу,
Мама, не надо мне сказок о смерти...

Мама, а сколько ж в тебе солнышка!
Мама! Какой у тебя бок теплый -
Мама, ну да, я болен... немножечко,
Но ты не плачь, я поправлюсь, что ты...

Мама, смотри, я ж такой рыжий,
Словно не кот я, а лист клена -
Мама, ты думай, что я - выжил -
Мама, ты думай, что я - дома...

Мама, ты думай - что мы с братом
Под солнечным боком мурчим вместе...
Жаль, что дороги мне нет обратно -
Там, где мне мама поет песню...

Надо ж, а я был такой рыжий,
Надо же - имя было древесным...
Люди, не плачьте, что я не выжил -
Мы возвращаемся. Это известно...

Мы возвращаемся...Листья.. Дождик...
Ветер стеклянное озеро морщит...
Люди.. любите домашних кошек...
Да и бездомных...любите тоже...(с)

20:19 

www.thomasbroening.com
Томас Броенинг - фотограф) интересный фотограф...

21:21 

Не сажайте дурака на царство -
Нечего там делать дуракам!
Легче уезжать, чем оставаться,
Легче уходить, чем ждать звонка,

Легче потерять, чем потеряться,
Сделать шаг естественней, чем сесть -
Не сажайте дурака на царство -
У него свои заботы есть!

Дураку бы теплого котенка,
Дураку б соломинку в зубах,
Дураку бы глупую девчонку,
Чтобы быть на пару в дураках -

Это умный плачет на коленях,
Это умный хлопает дверьми...
Умные до крови режут вены
И сердца - чужие и свои,

Умные настроили заборов
Из железа, досок и гвоздей...
А у дурака в ночном просторе
Теплое дыханье лошадей.

А у дурака ночное небо
В мириадах незнакомых звезд,
А у дурака - горбушка хлеба,
Сена стог да конопатый нос!..

Незачем и негде оставаться,
Неоткуда ждать ничьих звонков...
Дураки не просятся на царство.
Умные жалеют дураков.

21:10 

Не оборачивается тот, кто ​устремлен к звезде.
Один мой друг зимним вечером дернул куда-то спьяну,
ушел на трассу в метель,
попал под машину.

Пока родные сутками сидели в больнице,
Дежурили посменно у дверей реанимации,
Лезли ко всем приходящим обниматься,
Плакать,
пересказывать случившееся,
виниться,
Он нашел канцелярию, обегав все этажи,
Долго мялся, робел, и в итоге вошел без стука.
Ему предложили на выбор: смерть или скуку.
И он выбрал скуку,
поскольку хотелось жить.

Британские ученые вычислили, верьте или не верьте,
Что девять из десяти склоняются в сторону смерти.

Потом его откачали, хотя уже и не чаяли,
Говорили, "родился заново", говорили "чудо".
В словах его появились страсть, мастерство и удаль,
Он очень умело, почти виртуозно скучает.

Бывало, сидит, утопая в ажурных оборках блузы,
И делает вид,
что читает письмо от музы.

Какая муза, вы что? У музы артроз и дети.
Она оплыла, располнела, готовит, стирает брюки.
Такой отточенный слог бывает только от скуки
Поэтому здесь мне, увы, ничего не светит.

Мне светят другие вещи:
погони, пальба, золотые глыбы
И сотни заиндевевших лестниц в пустое небо.

@темы: Стихи

Хроника беспорядочных мыслей

главная